aif.ru counter
1 557

Новый роман Дмитрия Новикова заново открывает Карелию для всей страны

Открытое пламя северной души

Писатель Дмитрий Новиков морщится, когда его называют «самым успешным карельским автором». Рецепт успеха, по Новикову, прост: ты 10 лет долбишь молоточком бетонную стену, под смех и шуточки окружающих, а когда в стене образуется брешь, то тут-то собравшиеся зеваки и называют тебя «успешным». Однако из песни слов не выкинешь. 
Впервые за 40 лет, с момента выхода «За чертой милосердия» Дмитрия Гусарова, карельский автор написал роман, который обещает стать событием не только регионального уровня.

«Голомяное пламя» Новикова издано самым крупным российским издательством и было представлено читающей публике вместе с новым романом признанного классика, пермяка Алексея Иванова. Как считает сам Новиков, это свидетельствует и о возвращении в столицах интереса к региональной литературе - в том числе и к такому явлению, которое Новиков называет «новая северная проза».
О чем пишут карельские авторы, нужно ли помогать литераторам и как прошлое переплетается с будущим в нашей повседневной жизни, Дмитрий Новиков рассказал «АиФ-Карелии».

Три пласта одного романа

Сергей Хорошавин  «АиФ-Карелия»: Дмитрий, вопрос наивный, но все-таки: что значит «Голомяное пламя»?

Фото: Дмитрий Новиков, автор Ирина Ларионова.
 

Дмитрий Новиков: Знаете, возле Петрозаводска есть такой остров - Голомяной. Этот остров расположен там, где заканчивается Петрозаводская губа и начинается простор большого Онежского озера. Голомяной - это открытый. В случае с островом - начинается открытая вода. А в названии романа речь идет об открытом пламени, радуге над Белым морем и пламени в душе человеческой, с которым так или иначе связана та история, которая рассказывается в тексте. Любопытно, что в московском издательстве хотели поменять название, искали другой вариант, но так и остановились на этом - наши предки умели давать очень четко имена многим явлениям, и очень жаль, что мы сейчас забыли тот язык. В моем романе 3 временных эпохи и 3 языковых пласта - начало 16-го века, начало-середина 20-го и, наконец, наше время. Язык же - старорусский, наша знаменитая поморская «говоря», и, конечно, современный русский язык. Среди героев есть и реальные исторические лица. Например, святой Варлаам Керетский и русский этнограф, помор и исследователь Иван Дуров,  создатель уникального «Словаря живого поморского языка», который был арестован и расстрелян в 1938 году, найдя свое последнее пристанище в Сандармохе. Формулировка в деле была примерно такой: «уделяет слишком много внимания старине, не обращая взора на реальные достижения советской власти».  В то же время я хотел бы подчеркнуть, что это не исторический роман. Это, скорее, роман о том, что такое северный русский дух, о нашем северном менталитете, который, несмотря на все лишения, гонения, войны, нашествия, на всю нашу перепаханную историю,  сохраняется и хранит наш Север. Одновременно это и своего рода роман-путешествие. Каждая глава названа по имени населенного пункта, в котором происходит действие. Роман, собственно говоря, и рождался из серии отдельных рассказов, постепенно обретая внутреннюю логику, гармонию и завершенность. Это первый роман, который я написал, и его создание было тяжким трудом. Когда в конце года после завершения работы над книгой я попал в больницу с кардиологией, то наш знаменитый профессор-литературовед Лев Мальчуков отметил, что это и была плата за книгу. И, наверное, он прав.

Прошлое и будущее

- Но все-таки ваша книга обращена в прошлое… А как же будущее? Нам действительно нужно оглядываться назад?

- Прошлое - это и есть будущее. Постоянное стремление неважно куда, лишь бы вперед, забвение своих корней, потеря связи с землей, на которой живешь - это и привело нас к весьма печальному состоянию. Между тем в нашей жизни, тем более в таком удивительном месте как Карелия, все временные пласты переплетены самым волшебным образом. Как-то летом я пошел за грибами в лес рядом с деревней Крошнозеро, где сейчас живу, и наткнулся на небольшую каменную кладку на песчаном мысе - это явно были остатки какой-то крепости, которая прикрывала реку. Место с военной точки зрения - а я все-таки служил на флоте - было выбрано очень грамотно. Стал спрашивать местных, мол, чего это? Увы, не помнят, хотя многие семьи там живут издавна, в быту активно используют карельский язык, но ни про какую крепость сказать ничего не могут. Стал копаться в архивах, и - точно, где-то в наших краях стоял русский гарнизон, прикрывавший Шую от шведов, которые могли сплавиться по реке к Онежскому озеру. За рубежом это место было бы объектом экскурсий для школьников, местом работы археологов, на его примере воспитывали бы любовь к Родине, а у нас оно просто забыто и заброшено. Как и многое из того, что не надо было бы забывать. А между тем, именно этой своей уникальностью, своей необычной историей, своей непохожестью мы и интересны окружающему миру, да и самим себе. 

Стране и миру

- Кстати, о нас и окружающем мире. Сейчас распространены две точки зрения на Россию. Первая, условно, звучит как «Россия, ты - одурела», вторая - «верной дорогой идем, товарищи». Вам самому - какая ближе?

- Разумеется, вторая. Буквально только что, в декабре, вернулся из Финляндии, где побывал по приглашению наших эмигрантов. Были встречи с читателями в нескольких финских городах, рассказывал про свой роман, вообще про нашу жизнь. Атмосфера на встречах была очень теплой и доброжелательной. В отличие от прошлых лет вопросы про политику практически не звучали, что, на мой взгляд, хороший признак. Нездоровая шумиха спадает, люди более реалистично смотрят на нашу страну. Интерес же к России растёт. Многие финны искренне расстраивались, что не могут прочитать мой новый роман на финском языке. Кстати, я думаю, что он пришелся бы им по вкусу.  В менталитете людей, выросших и живущих на севере, много общего, поэтому мы лучше понимаем друг друга, несмотря на границу и культурные различия. А что ж поделать? Солнца мало, дефицит йода - приходится быть упорными, спокойными, тренировать силу воли и справляться с ударами судьбы. На юге жизнь полегче, но и менталитет другой. Однако, к сожалению, некому перевести «Голомяное пламя» на финский язык - люди, которые переводили мои рассказы, уже умерли, новое поколение переводчиков не сильно многочисленное.  Наше государство, как обычно, финансирует культуру по остаточному принципу, забывая, что даже с точки зрения политики воздействие «мягкой силы» культуры намного влиятельнее,  успешнее и продолжительнее, чем самые яркие дипломатические шаги.  

Северная проза

- Но, наверное, и культура должна быть интересна миру?

- Нам есть что показать и о чем рассказать. Я уже достаточно долго говорю о феномене «новой северной прозы», представленной авторами из Карелии, Вологодской области и других районов Русского Севера. Это очень своеобразная литература -  со своим языком, своим образным рядом, перекликающимися темами. И она может быть по-настоящему интересна. Не случайно ведь москвичи - эти, говорю со всем уважением, профессионалы издательского дела, что-то такое почувствовали в моем романе, уловили, что подобные темы становятся по-хорошему модными. Думаю, что и жители России, и зарубежные читатели смогли бы ощутить то самое обаяние Севера, которым пронизана эта проза. 

- А что мешает?

- Скажу банальность, но - цена вопроса. Для всех. И для писателя, и для читателя. Я в своей жизни пробовал себя в разных профессиях - был и грузчиком, и предпринимателем,  и строителем, и владельцем турбизнеса, сейчас живу в деревне, своими руками возвел дом, но самым тяжелым занятием было и остается именно писательство. Поэтому не  удивительно, что молодые люди не очень стремятся браться за перо.  И почти нет подрастающего поколения, которое идет на смену. Трудное ремесло, с материальной точки зрения невыгодное. Для читателя же оказывается велика стоимость конкретной книги. «Голомяное пламя» стоит в магазине 486 рублей - цена салата «Оливье» накануне Нового года, но народ предпочитает потратить деньги именно на то, чтобы накрыть стол. Не могу никого осуждать, но есть в этом, на мой взгляд, что-то не очень правильное…

Смотрите также:



Оставить комментарий
Вход
Лучшие комментарии
  1. Ольга Шаталова[vkontakte]
    |
    22:16
    13.01.2017
    1
    +
    -
    Замечательный роман, на одном дыхании читала, вспоминала места, которые тоже пленили с первого знакомства с ними: Кереть, Белое море, Кольский север... Особое спасибо за язык, которым написана книга, емкий, сильный, необычный.
Комментарии (1)
  1. Ольга Шаталова[vkontakte]
    |
    22:16
    13.01.2017
    1
    +
    -
    Замечательный роман, на одном дыхании читала, вспоминала места, которые тоже пленили с первого знакомства с ними: Кереть, Белое море, Кольский север... Особое спасибо за язык, которым написана книга, емкий, сильный, необычный.
Все комментарии Оставить свой комментарий
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Кого не коснется повышение пенсионного возраста?
  2. Сколько получает губернатор?
  3. Как выбрать цифровую приставку к телевизору?